Назад к списку

Возрождение дракона: почему китайскую экономику рано хоронить 

Обвалившийся в новом году фондовый рынок Китая тянет за собой вниз финансовые рынки по всей планете, падают цены на нефть и другое сырье. Почему паниковать преждевременно? 



Китайская эпидемия 


7-процентное падение китайского фондового индекса Shanghai Composite и приостановка торгов на Шанхайской бирже в первый же торговый день 2016 года, последовавшая вслед за этим очередная девальвация юаня при продолжающемся падении китайского фондового рынка спровоцировали цепную реакцию на мировых фондовых площадках и панику среди финансистов. Даже рынок США продемонстрировал крупнейшее для начала января недельное снижение за последние 119 лет. Эксперты вновь заговорили о рисках возникновения глобального финансового кризиса, похожего на тот, что мир пережил в 2008 году.Эмоции инвесторов понять можно. Китай — вторая страна по объему ВВП после США, а главное, китайская экономика — это значимая и неотъемлемая часть мировой экономики и глобальной системы торговли. Китай обеспечивает треть общемирового экономического роста и является крупнейшим потребителем сырья и промышленных металлов и вторым по величине покупателем нефти в мире. Но сейчас рост китайской экономики замедляется, и вряд ли в ближайшие пять лет ВВП Китая покажет темпы выше 6,5% в год. Для Поднебесной наступает момент смены экономической парадигмы, и пока нет ясного представления, что именно может прийти на смену экстенсивному росту, а это очень пугает финансистов всего мира.Китай, переживший инвестиционный бум в последнее десятилетие, сейчас сталкивается с колоссальным оттоком капитала, который за 2015 год оценивается в астрономическую сумму $850–900 млрд. 

По данным Народного банка Китая, объем валютных резервов страны за прошлый год сократился на $512 млрд до уровня $3,33 трлн, причем в декабре 2015 года падение резервов составило $107,9 млрд. И дело не только в том, что вложения в китайскую экономику уже не приносят высоких прибылей иностранным инвесторам, в какой-то мере отток капитала был спровоцирован решением ФРС США начать цикл повышения ставок, что вынудило китайские компании ускоренными темпами направлять средства на погашение многомиллиардных долларовых кредитов.Китай отвечает на падение объемов экспорта и отток капитала девальвацией юаня, масштабными интервенциями, смягчением монетарной политики и резервных требований. Но бегства капиталов это не останавливает; более того, новостной фон из Китая и попытки государства повлиять на финансовые рынки вызывают новые опасения у инвесторов относительно перспектив китайской экономики и дают повод играть на понижении акций, валют и сырьевых активов. Крупнейшие банки, такие как Citigroup, Merrill Lynch, Morgan Stanley и др., в своих отчетах отмечают, что дальнейшее замедление темпов китайского роста может столкнуть мировую экономику в затяжную рецессию. 

Разговоры о «жесткой посадке» Китая оказывают серьезное давление на биржевые котировки промышленных металлов и нефти, которые достигли многолетних минимумов.Все это крайне неприятно для российской экономики, где доходы бюджета наполовину зависят от нефтяных цен, а снижение товарооборота с Китаем не дает зарабатывать металлургам, энергокомпаниям и производителям удобрений и сельхозпродукции. Отсюда и январский антирекорд рубля, и комментарии членов правительства об угрозе повторения кризиса 1998 года.Получается, что пока экономика России не станет инновационной и не избавится от сырьевой зависимости, нам не остается ничего иного, кроме как наблюдать крушение Китая? Не думаю. Давайте не будем смотреть на ситуацию глазами биржевых спекулянтов, а постараемся оценить ее объективно. 

Слухи о смерти 

Никакой «жесткой посадки» китайской экономики не будет, и никакого мирового финансового кризиса Китай не спровоцирует. Будет нечто иное — глобальная и очень жесткая экономическая конкуренция.Во-первых, Китай по-прежнему растет, а не падает. Растет впечатляющими темпами, а по итогам 2015 года объем годового ВВП Китая приблизился к значению $11 трлн. И даже если темпы снизятся до 6%, то это все равно заметный рост, учитывая эффект базы и масштабы китайской экономики. Китай и в 2016, и в 2017 году будет обеспечивать более трети мирового экономического роста.И потребление нефти в Китае растет, а не падает, при этом в стране строится семь новых стратегических хранилищ для нефти и нефтепродуктов. В 2015 году импорт нефти в Китай увеличился на 8,8% по сравнению с предыдущим периодом и составил 334 млн т. 

И если бы не демпинг ближневосточных стран, поставляющих более половины покупаемой Китаем нефти, то мы бы увидели совершенно иные ценовые уровни на углеводородное сырье. Импорт железной руды в Китай также увеличился в конце 2015 года, заметно выросло производство стали и металлопроката, но это пока игнорируется игроками на сырьевых рынках. 

Во-вторых, судить об экономике Китая по динамике его фондового рынка абсолютно неверно. Китайский фондовый рынок не отражает ситуацию в экономике вследствие того, что на фондовой бирже представлено довольно ограниченное количество компаний-эмитентов, а в свободном обращении лишь треть акций от общего объема эмиссий. Глобальным инвесторам сложно получить туда доступ, ведь Китай так и не открыл свой фондовый рынок для иностранцев, поэтому профессиональные игроки там составляют меньшинство, а три четверти объема торгов на Шанхайской фондовой бирже делают сами китайцы, в качестве частных инвесторов. У граждан КНР очень мало возможностей для личных инвестиций, тем более для зарубежных. Недвижимость и акции — самые популярные из немногих допустимых и возможных инвестиционных активов для населения Китая. 

 А в-третьих, девальвация юаня начала приносить Китаю положительный эффект, о чем свидетельствует недавно опубликованная статистика. Сальдо торгового баланса страны увеличилось в декабре на рекордные $60 млрд, что оказалось намного выше ожиданий экспертов. А за весь год это сальдо составило почти $595 млрд, что во многом позволило Китаю компенсировать отток капитала. А главное, девальвация юаня возвращает конкурентоспособность китайским производителям товаров и обеспечивает рост экспорта, который оказался в декабре заметно выше ожиданий аналитиков, а также помогает расширению производства. Все это снимает риски «жесткой посадки» и не дает реальных причин для беспокойства за китайскую экономику.В-четвертых, и это самое главное, Китай нашел новую национальную идею, воплощение которой в жизнь начнется с марта 2016 года, когда на очередном съезде КПК будет утверждена программа развития страны в период с 2016 по 2020 год. 

Этот национальный проект носит название «Экономический пояс Шелкового пути и морской Шелковый путь XXI века».Общий объем предполагаемых инвестиций в этот проект сопоставим с величиной ВВП Китая, и это не только обеспечит китайскую экономику новыми заказами, но и объединит потребительские рынки стран, куда поставляются китайские товары, с общим количеством населения 4 млрд человек. Параллельно с этим экономическая программа Китая предполагает удвоение среднедушевых доходов всех категорий населения в течение пяти лет, что обязательно скажется на увеличении потребительского спроса и росте экономики.России не стоит оставаться в стороне от этих процессов. У нас вновь появляется уникальная возможность увеличить товарооборот с Китаем, но главное, нам следует сосредоточиться на создании совместных с Китаем наукоемких технологий и инновационных производств, а не быть лишь страной-транзитером китайских товаров в Европу и поставщиком сырья для продолжающей свой рост Поднебесной.

http://www.rbc.ru/opinions/economics/13/01/2016/569652079a79475ed63895b6

Александр Лосев, 

Генеральный директор УК «Спутник — Управление капиталом»